sovenok101 (sovenok101) wrote,
sovenok101
sovenok101

Один мой день врача реаниматолога

Фоток по понятным причинам не будет. Будет просто описание обычного рабочего дня: с 8.00 до 16.00. Я дневной врач, в отличие от дежурных, работающих сутками, хожу на работу каждый день, кроме выходных.
Итак, в 7.50 подлетаю к работе. Внизу строгая вахтер требует пропуск: их ввели совсем недавно и никто еще не привык. Но я свой один раз уже потеряла. Пассажирский лифт ждать долго, но меня подбрасывает лифтер грузового -в нашем деле личные связи это все))
Влетаю в ординаторскую. Там уже сидят профессора и завы отделений -ждут обхода главврача. Они уже обежали своих больных и готовы к обсуждениям. Шеф носится по блоку, дежурная бригада срочно дописывает дневники и просматоривает анализы. На мой вопрос, как дела, отвечают кратко и непечатно: по 14 человек на врача. Сезон, однако!
В закутке с кухонькой и диваном следы бурной ночи. Это не то, что вы подумали: видно, что врачи пытались прилечь, потом вскакивали, бежали в блок, возвращались, наливали себе чай...и так всю ночь. Наутро в блоке, рассчитанном на 18 коек, 28 пациентов.
8.00 Приходит главврач с замами. Шеф докладывает, сколько поступило, сколько умерло, сколько инфекционных (грипп уже наступил). Сегодня 2 смерти: бабушка 94 года с пневмонией (провела на ИВЛ почти две недели) и мужчина 50 лет с циррозом и кровотечением из вен пищевода. Обход. Толпа человек из 20 обходит больных, дежурные врачи рассказывают, кто с чем и что происходит. Остальные комментируют, в процессе решают, кого можно переводить и что делать с остающимися.
Действие завершается в ординаторской: хирургический и терапевтический завкафедрами проговаривают тактику относительно самых тяжелых пациентов, замы главврача разбирают всякие административные проблемы -сегодня дежурный УЗИст нажаловался, что его вызывали не по делу, а еще в больнице объявлен карантин: родственников внутрь не пускают, врачи для беседы должны спускаться в вестибюль-шеф озвучивает, сколько переводится и сколько остается, наконец, главврач произносит сакраментальную фразу: "Спасибо. Работаем".
8.30 Все разошлись по утренним конференциям. В блоке я и новая дежурная бригада. Я обегаю своих больных. Сегодня я лечу "хирургию".
Итак, справа налево.
Мужчина, 60 лет, центральный рак правого легкого, вера прооперирован: лобэктомия (удаление доли легкого), удалены лимфоузлы средостения, резекция части левого предсердия (туда опухоль тоже проросла). Ничего, стабилен, но из-за объема операции его решили понаблюдать еще сутки. Мое дело обезболивать, аккуратно докапывать и следить за всеми показателями.
Еще мужчина, 45 лет. Желчнокаменная болезнь, холецистит, панкреатит. Вчера делали РХПГ, пытались дренировать панкреатический проток, но не получилось. Жалуется на боль и тошноту. Обезболиваем. Хирурги попросили сделать УЗИ, после чего решат, что с ним делать.
Следующий мужчина, 60+. 3-й день после холецистэктомии. Там все было сложно: область операции сильно изменена из-за хронического воспаления. Плюс конституция прямо обещающая проблемы: "головогрудь" практически без шеи, огромный живот, высоко расположенная диафрагма, сдавливающая несчастные легкие. На ИВЛ, насыщение кислородом не очень, все показатели дыхания так себе. Желчь течет мимо дренажей. Ему тоже УЗИ, потом хирурги решат, брать ли повторно на стол. Я же себе обещаю сделать еще и рентген: легкие мне решительно не нравятся. А еще не нравится темп диуреза: надо стимулировать.
Дедушка, 80 лет. Пневмония с выпотом в плевральной полости. Хирурги установили дренаж, чтобы эвакуировать жидкость. Дышит плохо. Еще не для ИВЛ, но плохо. И то ли еще будет. Ему надо сделать КТ легких.
Еще дедушка. Рак простаты, мочевой перитонит. У нас уже 2 недели: несколько операций, повторные санации брюшной полости. Сейчас все заживает, но давление на прессорах, ИВЛ через трахеостому. Стараемся его активизировать, кормим и через рот и в вену, но слаб он пока что ужасно.
Женщина, 60+. Ох, это моя печаль. Попала в больницу с кишечной непроходимостью, еще неделю назад. Оказался заворот тонкой кишки, который на операции и расправили. Вроде все было в порядке. Но через пару дней ее переводят к нам с неадекватным поведением и одышкой. На рентгене -ателектаз правого легкого. Заинтубировали, позвали бронхоскописта. Я, честно говоря, ждала как минимум котлету в долевом бронхе. Но...кроме мокроты ничего не нашли. Легкое расправилось, в нем обнаружилась здоровенная пневмония. Женщина на ИВЛ с очень нестабильной гемодинамикой, балансирует на грани. Ужасно хочется ее вытащить, но шансов, честно говоря, немного.
Ну и бабушка с кровотечением из язвы двенадцатиперстной кишки. Вчера эндоскописты все остановили, мое дело продолжить гемостатическое лечение, повторить гастроскопию и следить за гемоглобином.
Пока я смотрю свою бабушку, ее соседка ухудшается: нарастает одышка, падает сатурация (напряжение кислорода в капиллярной крови), нарушается сознание. Зову медсестер (они тоже передают смену, поэтому в палате никого нет), они прикатывают столик с оборудованием для интубации. Прибегают из ординаторской другие врачи, больную интубируем, начинаем ИВЛ. Вроде все стабильно.
До возвращения с конференции шефа я успеваю просмотреть истории болезни (они у нас электронные, но дублируются бумажными) и распечатать бланки анализов. Их получается целая куча.
9.30 Возвращается шеф. Предыдущая бригада уже ушла домой. Шеф зачитывает фамилии больных на перевод. Один из дежурных врачей садится эти переводы писать, второй берет терапевтических пациентов: 11 человек, из них 3 гриппозные пневмонии, только что переведенная на ИВЛ бабушка -подозрение на опухоль брюшной полости, 2 суток тяжелой гипогликемии на постоянной инфузии глюкозы, женщина после отравления азалептином и бензодиазепинами (суицидальная попытка), мужчина с тяжелой анемией, видимо, заболевание крови, еще женщина с комой неясной этиологии -исключили и ОНМК и отравление, скорее всего, тоже онкология, тяжелый приступ бронхиальной астмы, пара бабушек 90+ со всем, что положено иметь в таком солидном возрасте, и алкоголик с циррозом. Обсуждаем, кого чем лечить и как обследовать.
9.50 Пишу листы назначений, параллельно организую обследования.
10.00 Приходят УЗИсты. Мужчину после холецистэктомии смотрят минут 20: пытаются понять, течет ли желчь в брюшную полость. Вроде все сухо, но его все равно решают взять на ревизию. Мужчине же с холециститом и биллиарным панкреатитом под контролем УЗИ дренируют желчный пузырь.
11.00 Приходят эндоскописты санировать больных на ИВЛ. Моих трое. Рядом с женщиной приходится стоять, она совсем нестабильная. С мужчинами же они справляются без меня, а я дописываю листы назначений.
12.00 Приходят рентгенологи. Аппарат стоит у нас в блоке, но больных к нему надо подкатывать: он не совсем мобильный. Подкатывать же к нему больного на ИВЛ отдельный квест: нужно запустить аппарат рядом с рентгеном, подвезти больного на амбушке...в общем, пара исследований и почти час улетел.
12.40 звонят из операционной: надо подавать больного. Собираемся: 2 сестры везут кровать, я иду рядом и дышу амбушкой (портативный аппарат ИВЛ сломан). Придется взять кислородный баллон: без кислорода сатурация падает просто катастрофически. На рентгене оказалось то, чего собственно и ждали: пневмония. Я быстро печатаю утренний осмотр и дневник и полетели. Операционная в другом корпусе: 2 лифта и длинный коридор. Перед лифтами "очередь" из каталок, но нас пропускают: реанимация, да еще и на ИВЛ, это святое. В операционной анестезиолог, только глянув на нашего подопечного (килограммов 140), зовет всех свободных хирургов, чтобы помогли его переложить на стол. Медсестер надо беречь.
13.20 Возвращаемся в блок и тут же хватаем дедушку с пневмонией и везем на КТ. Тоже в другой корпус. В кармане пропофол, чтобы "загрузить" на время исследования, если дедушка будет вертеться и буянить. И все для интубации: ларингоскоп, трубка, амбушка и прочее необходимое барахло на случай, если перестанет дышать. Но все обходится: дедушка лежит тихо, а на КТ огромная, во все легкое, деструктивная пневмония с плевритом. И дренаж стоит явно не там.
13.50 Вернулись. Зову торакальных хирургов. Они смотрят КТ, ворчат, что с дренажом все в порядке, но тем не менее, ставят второй, по которому резво начинает течь гной. Берем пробы на посев, цитологию и КУМ (туберкулез). Дедушке дышать явно легче, хотя до "хорошо" еще далеко. Меняем антибиотики.
Да, все это время поступают новые больные, которых делят шеф и дежурные врачи. Из запомнившихся -немолодая женщина с острой почечной недостаточностью, возникшей вследствие того, что женщина 2 дня ничего не ела и не пила. Вообще. А не ела и не пила она потому, что у нее впервые обнаружился подъем глюкозы крови до 9 ммоль/л. Она решила провести профилактику диабета сухим голоданием. Почки были явно против.
14.30 Бабушка с кровотечением отказывается от повторной гастроскопии. Категорически. Ну и ладно, переводим ее в отделение.
14.40. Обхожу больных. Вроде, без ухудшений, хотя женщина с пневмонией периодически теряет то сатурацию, то давление. Санируем ее практически каждый час, меняю настройки аппарата, пытаюсь добиться стабильности. Но то все хорошо, то опять все снижается до критических значений. Я уже подпрыгиваю при каждом сигнале из блока.
15.00 Анестезиолог привозит моего больного из операционной. Задренировали желчные пути. Ничего, вроде стабилен, хотя сатурация и КЩС (кислотно-щелочное равновесие и газы крови) совсем не айс.
15.10 Медсестры зовут ставить центральные катетеры двум больным. У них (да и у меня) руки дошли только сейчас. Надеваю шапку и маску, иду ковыряться.
15.30 Наконец-то время просмотреть анализы и написать дневники. Наливаю себе чаю и усаживаюсь за компьютер. Вообще, еда урывками: глотнуть чаю, откусить бутерброд и снова в блок -это наша реальность. В больнице есть неплохая столовая, но дойти до нее удается, дай бог, раз в неделю. Так что писание дневников -еще и возможность поднять уровень сахара в крови. Хотя вообще-то дело это тоскливое и сжирающее массу времени. Но ничего не поделаешь: страховая компания смотрит не на больного, а на документы.
16.30 Дописываю. Оформляю бумажные истории болезни: вклеиваю дневники, результаты обследований, анализы, согласия на все и вся и т.п. Передаю больных дежурному врачу. Он уже напринимал штук восемь и парочку похоронил. Так что вместе с моими у него 12. И еще даже не вечер.
16.50 Всем машу ручкой, желаю дожить до утра, и убегаю. Свобода! Уф, сегодня был очень даже спокойный день, просто удивительно. Почти ничего не происходило, даже дома рассказать нечего.


Tags: работа
Subscribe

Posts from This Journal “работа” Tag

  • Про отключение от ИВЛ

    Перевели к нам двух пациентов из нейрореанимации двух пациентов, перенесших инсульт. Мужчина и женщина, 70+. Оба на ИВЛ через трахеостому. Оба в…

  • Про аспирационные пневмонии

    Две девушки, 30+, поступили с интервалом в несколько дней. Первая переведена из психиатрического стационара, где находилась по поводу зависимости от…

  • Про политравму

    Еще одна история с нюансами системы офигеть. Молодой человек, 30+, поступил с диагнозом "Падение с высоты собственного роста". При беглом осмотре…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →