sovenok101 (sovenok101) wrote,
sovenok101
sovenok101

Мой новогодний желчный пузырь

Есть у нашего семейства давний друг. Давность  дружбы -около 20 лет, а за такой срок узнаешь человека настолько хорошо, что как к его недостаткам, так и к достоинствам относишься вполне философски.
У этого друга, назовем его Поликарп, есть пара очень ярких особеностей, сиречь недостатков -крайняя прижимистость и занудство. С ним явно сложно уживаться как жене (теперь уже бывшей), так и коллегам, поэтому работу он меняет часто, а бывает -сидит и без.
Так вот, началось все шесть лет назад, когда мы большой компанией -четыре семейства с кучей детей -отправились на дачу встречать Новый год.  Четыре хозяйки, со мой во главе (дача была нашей) наготовили всякой новогодней снеди на целый полк. А надо сказать, что Поликарп всегда очень уважал всякие походы в гости и застолья, как возможность хорошенько поесть. Подозреваю, что перед таким застольем он устраивал себе разгрузочные дни, чтобы потом больше влезло. Я всегда приветствовала его приход, так как есть грех -готовлю обычно больше, чем гости могут съесть. А с Поликарпом все проблемы буквально исчезали.
И вот. Новый год на даче, 200 км от Москвы. Мороз, снег, лыжи, снежная крепость, живая ёлка,  Дед Мороз выходит из леса с мешком подарков, печка, зверский аппетит и прорва всяких вкусностей. И на второй день, то есть первого января Поликарп сваливается с болями в животе. Похоже на желчную колику. Лежит в позе эмбриона, лицо зеленое. До ближайшей внятной больницы 100 км. Объявляю, что если через два часа не получшеет, то везем в больницу, и начинаю колоть всякие баралгины, благо в аптечке у меня много чего есть. Потихоньку боль стихает, пациент лежит уже расслабленно, лицо почти розовое, но встать боится. Назавтра уже встает, пьет слабый чай и с тоской смотрит, как мы доедаем остатки пиршества. Я ему разрешила только белые сухарики.  К отъезду в Москву он уже здоров, лопает пустую гречку и клянется, что после праздников сразу сделает УЗИ.
Прошло два года. УЗИ Поликарп, разумеется не сделал, Живот периодически болел, но он глотал но-шпу и садился на диету, и все проходило.
И вот снова Новый год у нас. Большая компания. Пара роскошных уток с яблоками, до которых, как обычно, дело не доходит, так как все объелись закусками. Все, кроме Поликарпа. Полночи он счастлив вместе с уткой, а на утро оять лежит в позе эмбриона. Чтож, мы в Москве. Везу его в больницу, там по УЗИ находят два камня в желчном пузыре.  На спазмолитиках боль проходит, но хирурги настойчиво рекомендуют пузырь отрезать.  И вот тут во весь рост встает Поликарпова прижимистость. Он отказался расставаться со своим пузырём. Лежа на койке, он перечитал гору научной и ненаучной литературы про желчнокаменную болезнь (все из интернета, естесственно) и сделал потрясающий вывод: без пузыря он инвалид, а с пузырем -здоровый человек. Свежедобытыми сведениями он с редким занудством делился со всеми окружающими, в том числе с лечащим врачом и зав.отделением, который собирался Поликарпов пузырь отрезать лично и уже точил скальпель. На убеждения всех окружающих врачей, что дальше приступы будут все чаще и в итоге вместо лапароскопической операции ему располосуют весь живот, он отвечал, что зато между приступами он прекрасно себя чувствует. Ну, хозяин -барин. Остался Поликарп при своих камнях.
В дальнейшем праздники мы отмечали в разных местах, по большей части, в одной с Поликарпом компании и каждый Новый год смотрели на него с большим подозрением, но все обходилось.
Прошло еще четыре года.
Наступает Новый, 2015 год. Справляем у нас дома. Три семейства, одно из них Поликарпово. (Жена давно с ним в разводе, но, во-первых, наши дети дружат, во-вторых, ей так и не удалось убедить в том Поликарпа. Он женат, с женой не живет из-за проблем с жилплощадью, и, соответственно, никаких алиментов). На горячее -свиниинка, запеченная со всякими специями, острая и жирная. Честно, когда я ее покупала и мариновала, я не ведала, что он придет!  Он об этом объявил 30-го. Муж опасался, а я легеомысленно решила, что авось обойдется. Ну кто ест горячее в Новый год, когда столько закусок, да еще сладкое? Разумеется, наш Поликарп, в три ночи, после тортика.
Утром меня растолкал старший сын с сообщением, что Поликарпу плохо. Услышав это,  позу эмбриона принял уже мой муж, на этот раз от хохота. Пока я осматривала, колола обзболивающее и звонила в больницу, он тыкал в меня пальцем и называл злостной отравительницей. При этом чавкал бутербродом со свининой!
Ну и  счастливый хеппи-энд. Острый калюкулезный холецистит, пузырь нафарширован камнями, как утка яблоками. Хирург потом рассказал, что камни пришлось дробить, потому что в лапароскоп не пролезали. На четвертый день забираю Поликарпа из больницы и привожу к себе домой, так как тут его вещи. И вот Поликарп, уже без пузыря, но еще со швами, сидит у меня на диване, рассказывает ужастики из жизни скоропомощной больницы, например, как панкреонекроз не довезли до реанимации или как сосед по палате словил белку, а еще про другого соседа -могильщика, который дал ему свой телефон и предложил обращаться, если что. Он сидит и болтает, пьет чай с крекером и смотрит в сторону холодильника. Нежно так смотрит...Мне становится плохо, я отнимаю у него чай, командую детям отнести Поликарпвы вещи в машину и практически пинками его выпроваживаю. Дверь запираю на все замки. Дети потом еле открыли.
Tags: медицина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments