sovenok101 (sovenok101) wrote,
sovenok101
sovenok101

Вдогонку к теме о хамстве в медицине.

Детское инфекционное отделение… Очередная ночная смена. БСМП привозит ребёнка 1.5 года 3 сут. заболевания, многократная рвота, жидкий стул, темп до 40…типичная кишечная инфекция. Ребёнок вялый, не пьёт (ну точнее мама и не старается поить свое чадо - отказывается же). У ребёнка эксикоз 1-2 ст. Расписываю инфузионную терапию. На этапе написания истории болезни мать начинает: «Я же имею права знать, чем будут лечить моего ребёнка», « Я же имею права знать, что именно будут капать ребёнку»… Сижу, спокойно отвечаю на её «имею право знать», хотя взгревает до предела. Почему, приходя в магазин и покупая «Агушу», «фруто-няня» или другое излюбленное питание мамаш, находящихся в декретном отпуске по уходу за ребёнком, (именно мамаш, потому как ребёнок с удовольствием съест и свежие фрукты) «ваше право» ограничивается только словом – купить, а не узнать срок годности данного продукта?! Почему вы не пользуетесь «своим правом» приготовить качественную еду для ребёнка, а не «глазунью с сосиской»?! Где находится «ваше право» когда вы облизываете, упавшую на пол инфекционного приёмного отделения, соску и даете ребёнку (или у всех кто родил вместо слюны во рту дез. раствор)?! И так все это ей хочется сказать, но в очередной раз опускаешь глаза в ИБ, продолжаешь отвечать на её «права» и думаешь – ну не виноват же ребёнок, ему надо помочь, он болеет.
Ну да ладно это всё философия. Далее начинается самое интересное. Забираем ребёнка в процедурный кабинет, для постановки катетера, подключения системы и фиксации всего этого. Мамаш в «процедурку» мы не пускаем. И тут начинается истерика, причем начинается она не у ребёнка, а у матери. Как же так, изверги мы такие, оставили ребёнка без матери, да в вену попасть мы не можем, да ничего мы не умеем, убиваем и пытаем там ребёнка, а матери не показываем. Начинаются демонстративные звонки всей родне с описанием того, как им тут плохо и что все врачи сволочи. К слову сказать, в вену попали с первого раза, подключили, фиксировали, ребёнок-то даже и не всплакнул. Когда принесли ребёнка матери – меня отчитали ещё разок, как студентку (видимо для профилактики, чтобы запомнила). Услышала я и такие риторические вопросы как - «Вы вообще врач?! Вы вообще знаете, что значит мать для ребёнка?! Или вы слишком молоды и не опытны чтобы иметь детей? Какое я вы имели право забрать ребёнка? Он теперь всегда врачей будет бояться!», ну и тому подобное. После всего сказанного внутри всё вскипело, хотелось высказать всё, что я в свою очередь думаю о ней… Ну тут на секунду задумалась - даже находясь на ночном дежурстве, работая на 2 ставки - как оказалось, я выгляжу «слишком молодо».



Вот что невозможно не сказать.
Коллега глубоко неправа, причем по всем пунктам. Абсолютно быдлячий тон, уж не знаю, как это назвать более литературно. Неверно по сути: мама имеет полное право знать, чтем лечат ее ребенка и быть с ребенком в процедурном кабинете. Да, такое часто запрещено внутренним распорядком, но право такое мама имеет и глупо этого не признавать.
То есть, отвратительна и форма и содержание. Что никак не противоречит возможности, что автор -действительно прекрасный врач. Хотела бы я к ней попасть? Критерий прост. Если она все свои хамские мысли держит при себе, а со мной разговаривает вполне нейтральным тоном, то почему бы и нет. Какое мне дело, что у нее в голове, если лечит хорошо? А если все это еще и вслух, ну это клиника и повод пообщаться с ее начальством.

Вот, кстати, случай из жизни, уже моей. Дочка покалечила палец железной дверью. Открытый перелом, госпитализация. На обработку пальца ее забрали без меня. Я, кстати, ничего не сказала, во-первых, потому что в данный момент важнее был комфорт хирурга: если ему спокойнее работать, когда мама ребенка не смотрит под руку, ну и ради бога, лишь бы хорошо все сделал. Ну и во-вторых, я была уверена, что дочка сама им все объяснит. Внятно и по пунктам. Так и случилось: на все перевязки я ходила качестве почетного удерживателя этого десятищупальцевого осминожки-мутанта. Процедурные сестры смотрели на меня с уважением -они ее держали втроем. По итогам, дочка вспоминает о докторе с большой симпатией как о том, кто вылечил ее пальчик. Она прекрасно помнит, что было больно и страшно, но доктор все равно хороший и здоровый пальчик это подтверждает.
Кстати, общение с хирургом было минимальное: что собираются сделать-что сделали, здрасьте на перевязках (он больше кокетничал с дочкой, нежели разговаривал со мной) и рекомендации при выписке. Вполне возможно, что он и написал где-то пост про идиотку-мамашу, которая не уследила за двухлетней дочкой. А если бы он еще узнал, что при этом присутствовал и папаша (мы заболтались, а дочка рванула дверь закрывать) и что дочка четвертая...в общем, повод для возмущенных постов про этихмногодетныхяжематерей был бы шикарный. И, возможно, я бы этот пост прочитала бы. Ну, собственно, и что? Как врач он мне помог и помог профессионально, а каков он в человеческой ипостаси, какое мне, собственно, дело?
Да, если бы можно было бы выбирать, конечно, я бы выбрала такого, чтобы и врач крутой и душевные качества как у розового пони. И брюнета с синими глазами, не старше 35, с опытом работы детским хирургом-травматологом от 25 лет. Но за скудостью выбора (врачи, напомню, берутся оттуда же, откуда взялись и мы с вами), я остановлюсь на первом пункте.
Из чего, кстати, не следует, что кто-то имеет право мне в лицо хамить. Даже крутой врач. Но это чисто теория: в жизни я с такими не сталкивалась.
Tags: медицина, обыкновенная фантастика
Subscribe

Posts from This Journal “медицина” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 80 comments