sovenok101 (sovenok101) wrote,
sovenok101
sovenok101

История про двух мальчиков

Я расскажу историю двух мальчиков.

Один из них родился в далеком семидесятом году. Мальчик как мальчик. В более чем благополучной семье. Говорить начал поздновато, из-за чего мама с ним много занималась, подключив в соответствующем возрасте логопеда. К школе речь была обычной, все звуки поставлены.

И тут выяснилось, что мальчик практически не может писать. С одной стороны - нечитаемый почерк, с другой - совершенно нереальное количество ошибок. Тогдашние учителя если и знали слово "дисграфия", то уж точно в нее не верили. Плохо пишет -надо тренироваться. Не помогает -надо больше тренироваться. Делает ошибки -учить правила и снова тренироваться. Степень любви к русскому языку и к школе вообще (а там без грамотного письма можно спокойно заниматься только физкультурой) с ростом претензий учителей только падала. Да и дома родители соглашались с учителями в том, что надо заниматься и заниматься русским, желательно в обществе репетитора. В общем, школа быстро стала местом, люто ненавидимым. Репетиторы тоже особо ничем помочь не смогли. В итоге, репетиторствовала школьная учительница, что гарантировало тройку и отсутствие разговоров про "спецшколу", в которую мальчика периодически предлагали отправить. Но никак не сокращало количество ошибок. Не сокращал их и тот факт, что мальчик очень много читал, как читают мальчики из хорошей семьи, где в шкафах стоят все доступные на тот момент собрания сочинений, а на полках - всевозможные журнальные издания и самиздат. Но, к счастью, существовали места, где никто не интересовался ни оценками, ни умением писать. А ценилось умение находить дорогу по плохонькой карте, ставить палатку или же управлять парусной лодкой.

Так и жил мальчик с репутацией аутсайдера, пока в школу не пришли два новых учителя. Оба не совсем учителя, а преподаватели ВУЗов, попавшие в школу на один-два года пережить катаклизмы в родных институтах. Новый физик обнаружил, что мальчик хорошо разбирается в физике. А почему бы в ней не разбираться любознательному мальчику из семьи потомственных технарей? А математик приохотил его к программированию.

Дальше выяснилось, что есть как минимум, один ВУЗ, обучающий прикладной математике, где среди вступительных экзаменах не числится ни сочинение, ни диктант. Окончив курсы при этом ВУЗе, мальчик туда поступил и окончил с красным дипломом. Сейчас он успешный программист. Писать без ошибок он так и не научился. Да и почерк остался нечитаемым. Ну так он пишет с клавиатуры и пользуется спеллером. Правда, он утверждает, что все-таки запомнил, как выглядит большинство слов. Потребовалось всего каких-то 30-40 лет.

У бывшего мальчика, а теперь взрослого мужчины, есть сын. Вообще-то, сыновей у него трое, и еще дочка, но разговор пойдет о старшем. Да, еще у него есть жена, то есть я.

Итак, мальчик очень похож на папу. Просто копия. Что, конечно, радует. Радовало, до наступления школы. Все один-в-один. Логопед до школы и в школе. Ужас и вопли учительницы начальной школы с обвинениями родителей в безалаберности и требованиями заниматься с утра до ночи. Логопеды (несколько) занимались с ним чистописанием, абсолютно безуспешно, и русским языком, еще безуспешнее. Следующим этапом был нейропсихолог. Она, едва взглянув на ребенка, тут же отправила его к психологу, заявив, что пока ребенок в таком стрессе, работать с ним бесполезно. Психолог был первым специалистом, который добился реальных результатов: мальчику стало совершенно наплевать на неудачи в учебе. Он вообще-то очень спокойный и уравновешенный, просто та атака школы выбила его из колеи. Кстати, нейропсихолог тоже ничем не помог.

Мальчик очень много читает. Практически запоями, по 2-3 дня на увесистый том. Кстати, в начальной школе он читал своеобразно: не по слогам, а прибавляя по одной букве. В итоге, прочитав корень и уловив суть, он полностью игнорировал суффиксы и окончания, совершая очень забавные ошибки, как при чтении вслух, так и на письме. Сейчас он говорит, что при чтении видит не слова, а картинку, вернее, кино, так что книги для него -явно не источник грамотности.

В средней школе он попал к очень адекватным учителям, в том числе учительнице русского языка. Но беда в том, что и современные учителя в дисграфию не особо верят и считают ее следствием плохой дисциплины. От простого факта в виде 30-40 ошибок на страницу текста, это в случае, если текст удастся разобрать, не отмахнешься. Школьные логопеды развели руками, а относительно нешкольных...мы решили отдохнуть. Невозможно, чтобы жизнь ребенка состояла из одного русского языка. Плюс надеялись, что перерастет. Мальчик занимался музыкой, парусными лодками, даже кузнечным делом. У него вообще золотые руки, когда в них нет ручки. Но к восьмому классу стало понятно, что если ничего не делать, то он просто не сдаст ГИА. Сейчас не советские времена и человеку, не способному грамотно писать, закрыт путь не только в высшее, но и в среднее образование. Учителя оставляли папу мальчика после собрания (я туда ходить вообще боялась) и устраивали ему "тёмную"...ну в общем, объясняли, что мальчика надо как-то вытягивать. Папа возвращался домой с выражением загнанного зверя на лице, но других идей, кроме репетиторов предложить не мог. В общем, мы снова начали искать логопеда. Увы, большинство из них предпочитает ставить звуки, а не заниматься письменной речью.

И тут нам повезло. Нашим ангелом-спасителем стала логопед, работающая с аутистами. Ее случай явно заинтересовал. Во-первых, мальчик вполне контактный и уже довольно взрослый. Во-вторых, сознательно готовый работать. Он, конечно, давно не верил в логопедов, но то, что ему нужна помощь, осознавал очень и очень ясно. Кстати, в восьмом классе мальчик увлекся химией. Спасибо талантливой учительнице. Начал ходить в химический кружок и увлекся еще больше. Настолько, что собирается сделать ее своей профессией. Не отказываться же от задуманного из-за банального правописания. В общем, все решили попробовать.

Первое, что она спросила, проведя диагностику, а почему мы раньше не занимались с логопедом. Мол, все было намного проще скорректировать в начальной школе. То есть, предыдущие занятия не оставили никаких следов.
Дальше началась постановка звуков и артикуляции. Заново! С зондами и артикуляционной гимнастикой. Параллельно - постановка руки. Оказывается, при письме рука стояла неправильно, из-за чего мышцы сильно спазмировались. Массаж-гимнастика-упражнения. Эспандер после каждого письма. Просьба к учителям проявить терпение и давать на письмо больше времени (конечно, в условиях класса это нереализуемо, но сама попытка приятная). После каждого занятия логопед звонила мне и минут по 30 рассказывала, что сделано, а что надо делать. Ее задания мы выполняли каждый день, один-два часа. Без выходных и каникул. Через несколько месяцев речь стала намного четче (а мы и не замечали, насколько нечетко он говорит) и стал читаемым почерк. И вот только тогда начались занятия с собственно грамотностью. Буквы, потом слоги, потом слова и только через полгода -фразы. Весь путь освоения письменной речи был пройден заново. Параллельно вспоминали правила, но их он и так знал неплохо. Оказывается, самое сложное в русском языке - правило безударных гласных. В девятом классе стало намного легче, так как мальчик увидел результат: сначала ошибок стало не 30-40, а 8-10, потом 4-5. Все равно двойка, но какая разница! Отдельно тренировался поиск ошибок в уже готовом тексте. Умение же формулировать мысли и, вообще, чувство языка он приобрел в школе. Все-таки у него очень сильная учительница по русскому.

И вот ГИА. Много раз отрепетированный, но все равно. Тройка устроила бы абсолютно всех. Но он получил четверку! Не добрав всего четырех баллов до пятерки. Они с папой ревели от восторга. Логопед повторяла, что она совершенно не сомневалась в успехе, но судя по тому, как она радовалась, сомнения были, да еще какие. Учительница ворчливо спросила, почему не дотянул до пятерки, а потом призналась, что мальчика вытянули почти чудом. И тут же предложила ему в десятом классе заниматься русским у нее (в их школе ученики 10-11 классов сами выбирают себе курсы). И мальчик согласился. Папа назвал это взаимным мазохизмом.

Кстати, остальные экзамены он сдал хуже. Тоже четверки, но по баллам ближе к тройке, чем к пятерке. Но это уже никого не расстроило. Он попал в профильный класс, куда очень хотел, будет интенсивно изучать химию и физику, а сейчас выбирает химический ВУЗ.

Вот такие два очень похожих мальчика в одной семье. Папа, конечно, предпочел бы, чтобы сын увлекся программированием, но у него есть еще трое детей, так что еще не все потеряно. А у нас сейчас первое лето без занятий русским. Вообще! Химия куда интереснее.

Upd. Муж сказал, что я все перепутала: к программизму его приохотил физик, и вообще это были не вузовские преподаватели, а кафедральные сотрудники из Курчатника. Да, память у меня совсем никуда. Но менять ничего не буду. Все уже стало легендой.
Tags: великолепные дети, про мужа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments