July 11th, 2016

Про работу вообще

Закончилась вторая неделя на работе. Накопились некоторые впечатления.
Итак, больные.
Ну очень много онкологии. Нестерпимо. Много молодых и средних лет. Большинство после операций благополучно выписываются и отправляются к онкологу. А некоторые остаются с нами до конца. Дело, разумеется, в стадии. Collapse )

Про языковой барьер

Привезли молодую женщину с эклампсией. 9 дней после родов. Роды срочные, на фоне преэклампсии. Дома судороги, давление 180. У нас повторно судороги, давление, белок в моче. Я с эклампсией знакома только по учебникам, вживую не видела. Не наш это профиль. Но ничего, через десять минут после ее поступления, у меня на столе лежали официальные рекомендации по ведению таких больных, спасибо бдительным гинекологам.
Интересно другое. Головная боль и пресловутые мушки перед глазами беспокоили женщину практически с момента родов. Но никто об этом не знал. Так как по-русски женщина говорит плохо, хоть и живет в Москве 4 года. Мы пригласили доктора, владеющего таджикским языком. Есть у нас такая терапевт (если что, работает у нас уже лет 15, русским владеет получше некоторых и вообще одна из самых умных и образованных докторов больницы). Вот она все у пациентки и выспросила. Конечно, ее не должны были отпускать из роддома. Конечно, ее надо было лечить. Если бы не пресловутый языковой барьер. А вот как все кончится сейчас -совсем не ясно.