February 21st, 2019

(no subject)

Мы с дочкой занимаемся психотерапией. Каждая сама с собой.
На самом деле, мы рисуем. Я банальный закат, она медали с гербами.
Нам обеим в детском саду умудрились объяснить, что рисовать мы не умеем. А когда "не умеешь" касается рисования или, например, пения, за ним почему-то никогда не следует "учись". Только "не рисуй" и "не пой".
В общем, я никогда не рисовала, а дочка очень много раскрашивает всяких раскрасок, просто виртуозно точно, но рисовать на чистом листе отказывается категорически.
Я долго рассказываю себе, что от испорченного листка пастельной бумаги ещё никто не умер. Почему-то не верится.
А дочка вдруг разражается ревом на тему, что мы никогда не хвалим её за поделки, которые она нам дарит. Естественно, это не так, но переубеждать её абсолютно бесполезно. Она повторяет, что будет специально рисовать некрасиво, чтобы никому не понравилось. Я соглашаюсь и она погружается в свое некрасивое рисование, всхлипывая и бормоча всякие страшные угрозы.

Совсем перед сном она обнимает меня и говорит, что даже когда сердится, все равно очень любит. Я отвечаю, что в семье всегда так: можешь сердиться и обижаться, но любить никогда не прекращаешь.
Утром она сквозь сон спрашивает меня, посмотрела ли я на ее некрасивую картинку и, услышав моё "нет", спокойно засыпает дальше. Хорошо что мы в отпуске, за окном пальмы и море, и можно спать, рисовать и заниматься самокопанием сколько влезет.