July 17th, 2020

Про не ковид

Мужчина, 50+. Жалобы на одышку при минимальной нагрузке, эпизоды лихорадки.
Одышка постепенно нарастала несколько месяцев, лихорадка в течение недели.
Collapse )

(no subject)

Самое печальное для меня в теперешней реальности это то, что родственников не пускают к больным.
С эпидемической точки зрения всё правильно, не поспоришь. Пациенты обследованы, до результатов анализов их держат в обсервационном отделении. Нас тоже проверяют раз в неделю. Пускать родственников значит подвергать пациентов риску заражения. Всё правильно.
Но близкий рядом это такая поддержка для пациента. Те, кто в сознании, всегда ждут, даже если им десять раз подряд объяснишь про карантин. Радуются просто сообщению: "Звонил сын. Волнуется, просит держаться". Всё это делает человека чуть больше человеком, чуть сильнее привязывает к этому миру. А в нашем деле, как вы знаете, каждая гирька на весах важна.
И для самого близкого: по телефону они иногда просто сходят с ума, особенно если слышат, что всё плохо и шансов, что выживет, немного. Собственно, абсолютно нормальная реакция. Опять всплывают мифы о равнодушных медиках, не лечащих, а то и разделывающих на органы совершенно здоровых людей. Опять отношение к реанимации, да и ко всей больнице, как к крепости, которую нужно взять штурмом. Мы от этого успели отвыкнуть: когда люди видят нашу работу, видят нас самих - без окровавленных клыков и когтей, обычных людей, делающих свою работу, родственники быстрее становятся нашими союзниками. Даже если пациент умирает, его близкие остаются с мыслью, что за него боролись, ему помогали, он не страдал и не чувствовал себя брошенным. А это не просто важно, а архиважно для человека, переживающего горе потери.

Всего этого мы сейчас лишены. Надолго ли - не знаю. Пока ковид никуда не делся, в Москве его просто стало меньше.