sovenok101 (sovenok101) wrote,
sovenok101
sovenok101

Category:

Рассказ про язву

Здесь было задание: рассказать одну историю с трёх разных точек зрения и наделить одного персонажа характерными комплексами, а другого - характерным внешним признаком.

1.
Плюс полтора килограмма! Месяц тренировок, подсчёта калорий, ограничения во всём и на тебе! Плюс! Не работает здоровое питание, хоть убейся. Эти полтора килограмма душили, я чувствовала их под лёгкими, на подбородке, на раздувающемся животе. Надо срочно что-то делать! Мир принадлежит худым, я не хочу быть жирной неудачницей.
Слабительное не зашло – очень неудобно, особенно на работе, про мочегонные я наслушалась всяких ужасов от подруги. Плюс рядом с домом в кофейне, где я покупала стаканчик кофе вместо завтрака (чёрный, без сахара!) начали продавать пончики. Восхитительные пончики с начинкой, покрытые глазурью, специально, чтобы отправить меня прямиком в ад.
Но мои мучения закончились быстро: после третьего по счёту пончика желудок скрутился и просто выбросил его наружу. Сразу стало легче.
Это оказалось идеальным решением. Можно было позволить себе что-то из запретного списка – а туда входило примерно всё кроме салата, огурцов и яичных белков – и не чувствовать себя заплывающей жиром коровой. Облегчение в виде пустого желудка вызывало настоящую эйфорию.
В тот вечер я сумела не купить пончик, только стаканчик кофе. И никаких действий, чтобы вызвать рвоту, не предпринимала. Но, в целом, когда кофе вышел наружу, не расстроилась. Только удивилось: выпила стаканчик, а в унитазе оказалось почему-то не меньше литра. Потом меня охватила приятная слабость, очень захотелось спать…
2.
- Ну здравствуй, тело, молодое, незнакомое! Что тут у нас? – врач в синем костюме-робе разглядывала только поступившую пациентку. Возраст врача определить было трудно, сложения она была богатырского, но особенно бросались в глаза торчащие в сторону лопухастые уши, на которые удобно крепились бретельки маски.
- Что случилось, Оксана? – спросила она, взглянув на титул истории болезни. Оксана качнула головой, а затем вдруг выдала фонтан той самой жидкости – чёрной кофейной гущи.
- Я же всего стаканчик…- попыталась она объяснить, но получился только булькающий звук. Врач спокойно кивнула, ловко увернувшись от тёмной струи и быстро повернув оксанину голову набок.
- Всё ясно, - заявила она. – Вера, неси зонд, желудок мыть. Тут кровотечение! Придётся потерпеть, — это уже Оксане. – Неприятно, но ничего не поделаешь. – При разговоре маска натягивалась и торчащие уши двигались как крылья бабочки.
О дальнейшем Оксана предпочла бы забыть навсегда. Впрочем, воспоминания и так были смутными – похоже, медсестра, обладающая баскетбольным ростом и соответствующей хваткой, ввела ей в вену снотворное.
«Язва двенадцатиперстной, сосуд торчит, сейчас обколю и клипсу. Чёрт! Заливает! Потерял! Сейчас-сейчас! Вот!» - то ли сон, то ли явь, но густой мужской бас звучал как колыбельная. Оксана думала, как удачно сделала вчера маникюр и эпиляцию. Правда, живот опять раздулся, но это, наверное, от их прибора. Она с вечера кроме кофе ни-ни, даже и не хочется.
Врач с ушами-бабочками, следила за монитором и давала Вере сигнал добавить снотворное, когда пациентка начинала кашлять. Мда… Килограмм 35 при вполне нормальном росте, мышечная масса отсутствует, кости вот-вот прорвут пергаментную кожу, в анализах почти отсутствует белок, ну и, естественно, гемоглобин. Зубы все в кариесе – явно вызывает у себя рвоту, причём давно. На наркоманку не похожа, следов инъекций не видно. Стрижка, маникюр, всё хорошего качества, да и место работы – там наркоманов не держат. Интересно, просто не ест или ещё и на таблетках?
Язва оказалась здоровенная, из торчащей посредине артерии фонтаном била кровь. Сначала казалось, что придётся везти в операционную, но эндоскопист – молоток! – сумел-таки наложить клипсу. Всё отмыли, вроде чисто, больше не подтекает. Эндоскопист, гордый как петух, дал рассмотреть язву. Он напоминал археолога, хвастающегося доисторическим черепом. Врач же, свернув уши в трубочки, думала, сколько же белка придётся влить в эту дурёху, чтобы язва зажила. Эритроциты уже капаются, но тут пока не приведёшь в порядок питание, ничего не выйдет – будет снова и снова обостряться, и кровоточить… Проводив эндоскописта, она вернулась к пациентке – надо было проделать ещё несколько манипуляций, пока та окончательно не проснулась. Уши врача, когда та рассматривала истощённое тело с дряблой шелушащейся кожей, повисли как у спаниеля. «Такая молодая! -думала она. – Могла бы быть такой красивой! Килограмм пятнадцать наесть и мышцы подкачать, и будет просто картинка! Но ведь не согласится. Они никогда не соглашаются. Эх!»
Медсестра Вера подавала врачу инструменты и думала о своём. Доктор, когда заводила катетер в подключичную вену, ужасно смешно прижимала уши. Интересно, она сама это замечает? Оксана Веру конечно не узнала. Вера отказалась в своё время от попыток стать моделью, выбрав более приземлённое, но и более надёжное занятие. Глядя на Оксану, она вспоминала их лучшие годы – выпускной, пробы, кастинги, первые успехи. Потом Оксана поступила на экономический. А Вера, помоделив ещё два года, тоже махнула рукой и пошла в медколледж. И вот так. Как же она, всегда ведь была умницей! Справедливости ради, Вера тут на всякое насмотрелась…
3.
Я проснулась от долгого кошмарного сна. Не дома, а в светлой палате с кучей приборов и на потрясающе удобной кровати. Ничего не болело, только мысли немного плыли. Во сне на меня набросился слон, смешно размахивающий ушами. Что я ему сделала, хотелось бы мне знать?
Пришла санитарка, помогла умыться и причесаться, заменила бельё, а вот одежду дать отказалась. Потом пришла та самая врачиха, которую я во сне приняла за слона.
- Ну что, Оксана. Молодец, что быстро вызвала скорую. Многие сидят дома и ждут непонятно чего, пока вся кровь не вытечет. А теперь нужно есть. Много, вкусно, чтобы язва зажила.
Я смотрела на неё как на сумасшедшую. Есть, много и вкусно? Чтобы стать как она? Конечно, ушей мне таких не отрастить, но всё остальное…
- Спасибо, я не голодна, - прозвучало явно неубедительно, врач только улыбнулась и махнула ушами.
- Ничего, Оксана, ничего. Сегодня мы всё, что положено, введём в вену, а дальше сама проголодаешься. Ты же не хочешь, чтобы язва стала дыркой и на животе появился уродливый шрам?
Я закрыла глаза. Какие они тут всё-таки сумасшедшие. Слава богу, оставить меня здесь насильно они не смогут. Чуть-чуть полежу, передохну, а там потребую выписку. Есть много и вкусно. Это надо же придумать!

#проза4_бэнд
Tags: #проза4_бэнд, графомания
Subscribe

Posts from This Journal “графомания” Tag

  • «Тихий берег» Снова графомания

    Свете, которая уже никогда не вернется к пациентам «Номер ужасный! Вид на парковку, кондиционер не работал, мокрые полотенца не поменяли!» Просто…

  • (no subject)

    Ой, что вчера было! Я в Бэнд сходила на курс Роман. Там в течение двух месяцев пишешь синопсис, поэпизодник и первые 40 тыс знаков. Помните сказку…

  • Пара слов о золотом руне. Снова графомания

    - Надо что-то делать, - Гелла выдернула из рук Фрикса карту мира и его окрестностей. – Она опять пудрит отцу мозги. Папа совсем на себя не похож. -…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “графомания” Tag

  • «Тихий берег» Снова графомания

    Свете, которая уже никогда не вернется к пациентам «Номер ужасный! Вид на парковку, кондиционер не работал, мокрые полотенца не поменяли!» Просто…

  • (no subject)

    Ой, что вчера было! Я в Бэнд сходила на курс Роман. Там в течение двух месяцев пишешь синопсис, поэпизодник и первые 40 тыс знаков. Помните сказку…

  • Пара слов о золотом руне. Снова графомания

    - Надо что-то делать, - Гелла выдернула из рук Фрикса карту мира и его окрестностей. – Она опять пудрит отцу мозги. Папа совсем на себя не похож. -…