sovenok101 (sovenok101) wrote,
sovenok101
sovenok101

Все про родственников в реанимации -и я тоже хочу сказать.

Идейный вдохновитель -разъяснение Минздрава, подтвердившее право людей посещать своих родственников в реанимации. http://izvestia.ru/news/606446

Посещение тяжелобольного родственника в реанимации -разумно, оправданно, осмысленно? Как и на любой подобный вопрос, ответов будет два.

1. Соображения моральные
Хотя, все аргументы ЗА давно уже приведены, повторимся.

1) Человеку в тяжелом состоянии лучше в присутствии близкого.
С этим не будет спорить никто, даже самый прожженный циник-патанатом. Поддержка близких имеет зачастую не меньший терапевтический эффект, чем половина наших любимых лекарств, и уж точно полезнее всех мексидолов с актовегинами вместе взятых.
Все мы грешны и любой реаниматолог может рассказать пару историй про то, как человек все никак не определялся, туда он отправится или останется здесь, а визит любящей жены, или безутешной любовницы (жена осталась дома с кучей детей) помогал болезному сделать правильный выбор. Последний пример -из личной практики. "Альтернативная жена" в дозе 15-20 минут ежедневно обеспечила стойкую положительную динамику. Через пару недель пациент был выписан домой, разбираться со своим гаремом.
Кстати, дотошные швейцарцы провели исследование, показавшее, что простое присутствие родственника рядом с больным инсультом значительно увеличивает выживаемость. Ссылку дать не могу, потому что рассказал мне это швейцарский невролог, когда я сидела в нейрореанимации рядом с мужем. Я ему верю.

2) Потеря близкого переживается менее трагично, если с умирающим удалось попрощаться. Умирающему от этого тоже явно легче, хотя лично я опрос не проводила. Это факт из области "Человек должен рождаться и умирать в кругу семьи". Да-да, именно поэтому роды в присутствии кого-то близкого -всегда хорошо. Увы, все мы животные социальные и в сложных ситуациях нуждаемся в поддержке.

3) И, наконец, допуск здоровых не-медиков в эту святая-святых медицины развенчает массу мифов, начиная от "к ним там вообще никто не подходит" до "там их живьем раздергивают на органы". Что тоже полезно для всех участников.

Иногда говорят про помощь в уходе, но тут я сразу скажу, что ухаживать за реанимационным больным не сможет даже обычная палатная медсестра: ее сначала нужно долго и тщательно обучать. Что уж говорить о простом не-медике!

Итак, пускаем?

2. Соображения материальные
А теперь посмотрим на проблему с более материальной точки зрения. Что нужно для безопасного допуска родственника в реанимацию?

1) Шапка, халат, маска, бахилы, обеспечение качественного мытья рук.
С этим проблем не будет. Тем более, что миф «посторонние в реанимации –источники страшной инфекции», для скоропомощной больницы не более чем просто миф. Ибо любой бомж способен принести на себе такую флору и фауну, что обычному человеку и не снилось. А изолировать каждого бомжа практически нереально. Другое дело –специализированные отделения, например, гематология или реанимация новорожденных.

2) Пространство рядом с койкой, куда можно было бы поставить стул.
Думаете, ерунда? Давайте посчитаем.
Вполне себе обычная скоропомощная реанимация, рассчитанная на 24 койки. Когда пациентов 24, старший по смене звонит в отдел госпитализации и просит закрыть на город, чтобы скорые больных не везли. Что ответит отдел госпитализации? В половине случаев: «Закрыть-то закроем, но вокруг все реанимации уже закрыты, так что больных везти все равно будут».
Дальше, скорые тоже не всегда обращают внимание на «закрытость» отделения. Бригада может привезти со словами «дальше не доедем» (зачастую так и есть), могут, наоборот, привести в приемник, откуда в реанимацию больного отправит уже дежурный врач.
Да, и кроме скорых, больные поступают из операционных и просто из отделений. В общем, при стартовой цифре 24, после всех переводов стабильных больных по отделениям, к концу смены их оказывается от 30 (хороший расклад) до 40 и выше (расклад, напоминающий о белом пушном зверьке).
Так что, на территории, рассчитанной на 24 койки, будут лежать от 30 до 40 больных. Часть из них на койках, никак не подходящих для реанимации – не функциональных и плохо передвигающихся. Порой, персонал проходит между ними с большим трудом, какие уж тут родственники.

3) Возможность некоего уединения.
Присутствие родственника рядом с больным –это одно, а вот для его соседа присутствие постороннего при различных малоэстетичных процедурах –совсем другое. Больной, особенно беспомощный, имеет полное право на отсутствие зрителей. Так что необходимы ширмы и прочие окружающие койку занавески.

4) С другой стороны, больной, а, главное, родственник, должны находиться под постоянным наблюдением медперсонала.
Давайте будем честны: даже самый разумный человек, увидев своего близкого тяжело больным, беспомощным, а то и умирающегоим, может не выдержать и сорваться. А как будет выглядеть этот срыв –возможны варианты. Кто-то расплачется. Кто-то будет биться головой о стенку. А кто-то начнет срывать с больного мешающие тому проводки. Выдергивать зонды и катетеры. А от некоторых трубочек и проводочков напрямую зависит жизнь пациента. Оторвал –и больной умер. Красивая иллюстрация у уважаемой valkiriarf: http://valkiriarf.livejournal.com/969092.html Кто виноват? Уж никак не родственник в аффекте, а персонал, конкретно –медсестра, врач и заведующий отделением, которые не обеспечили безопасность больного. Их и уволят.
Так что вариантов два: медсестра, сидящая рядом с родственником или по камере над каждой койкой и отдельный человек, постоянно следящий за изображениями с этих камер.

А теперь про персонал. На 24 койки положено 4 суточных врача и 6 суточных медсестер. Теоретически, каждый больной на ИВЛ нуждается в индивидуальной медсестре, но это уже из области фантастики.
В реальности, очень часто врачей не 4, а 3 (бывает и 2, но это уже совсем экстрим). Больничные, отпуска и банальный недобор персонала. Да-да, врачей разгоняют, а в реанимациях почему-то всегда есть вакантные ставки.
Медсестер, при хорошем раскладе, - 5, при плохом -4. Полный комплект –почти недостижимое счастье. А что, кто-то не знает, что у реанимационных сестер зарплата маленькая, работа очень тяжелая, а ответственность огромная?
Санитарок, кстати, практически нет, потому что, опять-таки, зарплата крошечная, работа требует силы здоровенного мужика, а ответственность (правда, только моральная) –также очень большая.

И давайте посчитаем: 3 врача на 30 больных –превышение положенной нагрузки минимум в 1,5 раза. 5 медсестер на 30 больных –превышение нагрузки в 2 раза. И это все при хорошем раскладе. Откуда будем брать персонал для наблюдения за родственниками?

5) Мы уже договорились, что родственник тяжелого больного имеет право на срыв и на аффект. И, соответственно, нуждается в помощи. В идеале (я прекрасно вижу, что мечтаю о нереальном), для помощи таким сорвавшимся в отделении должен быть штатный кризисный психолог.

Вроде, все. При выполнении хотя бы условий 1-4 родственников можно спокойно пускать. Скажу больше, там, где эти условия удается обеспечить, родственников давно пускают.
Так что же мешает остальным? Банально, деньги. Пространство, оборудованные ширмами койки, персонал, камеры –все это деньги, коих с каждым годом все меньше и меньше. Закрылись соседние больницы –нагрузка на оставшиеся реанимации больше –ресурсов на каждого больного меньше. Растет нагрузка на персонал, особенно на средний, -возрастает смертность. А вы как думали? За все надо платить. Так что хорошего выхода я, увы, не вижу. Разве что, обеспечение необходимой материальной базы. Но вот этот вариант, похоже, никем не рассматривается.
Tags: медицина, это страшное слово -реанимация
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments